Служебная записка

Председателю РОПД «ЯБЛОКО»
Слабуновой Эмилии Эдгардовне

Председателю СРО РОПД «ЯБЛОКО»
Захаренкову Артемию Викторовичу

от члена Федерального совета РОПД «ЯБЛОКО», заместителя председателя Ставропольского РО РОДП «ЯБЛОКО»
Павлова Василия Анатольевича

Служебная записка

6 июня 2006 г. на проводимом партией вебинаре с участием А. Заякина последним было публично выдвинуто обвинение в мой адрес в воровстве чужой диссертации и высказано умозаключение, что таким людям не место в партии.

Считаю это частью организованной против меня информационной компании и сознательной политической провокацией, затрагивающей не только мою репутацию, но и репутацию партии в целом. В последние недели в связи со состоянием здоровья (ухудшение которого вызвано последствиями травмы, причиненной мне при сентябрьском нападении), я не мог посещать все вебинары, организованные партией, включая указанный, и узнал о прозвучавшим на нём высказывании позже.

Выражаю сожаление, что А. Заякиным были сознательно использованы  электронные ресурсы партии в ущерб мне и ей самой. После такого вебинара я вынужден сделать следующее заявление.

В конце 2015 года А. Заякин уже обращался ко мне, обозначив мое членство в партии, с предложением отказаться от ученой степени, угрожая широкой оглаской данными своей «находки», продублировав своё обращение в руководящие органы партии, но в начале я не воспринял это всерьёз, сочтя мелкой провокацией и бытовым шантажом, направленными против меня лично. При этом я решил не реагировать на данный выпад официально, предварительно проведя консультации, чтобы не причинить ущерб себе и партии. Объясняю, чем именно я при этом руководствовался.

Я закончил истфак СГПИ  с красным дипломом и направлением в очную аспирантуру, получив вместе с научным руководителем грант за диплом с учетом работы в архиве с «секреткой» в 1991-1992 гг. по теме, созвучной кандидатской диссертации. В 1996 г. по аналогичному научному направлению я защитил магистерскую диссертацию, набирая ее еще на печатной машинке. После завершения в Москве обучения в МГЮА и началом работы в высшей школе с 1997 г. я был прикреплен в качестве соискателя кандидатской степени на кафедре теории государства и права в СГУ, начав работать над будущей диссертацией. Затем приостановил эту работу, на время, прекратив преподавательскую деятельность, и вернулся к ней только в 2002 г., прикрепившись в качестве соискателя степени кандидата наук на кафедре политической истории факультета государственного управления МГУ. Работу под ключ я не заказывал, хотя в ходе подготовки диссертации и в 1997-1998 гг., и в 2003-2004 гг. я заключал официальные договоры со специалистами, помогающими мне работать с московскими архивами, и техническими работниками, распечатывающими текст диссертации. В 2004 г. я в МГУ защитил кандидатскую диссертацию, имея в качестве оппонентов специалистов из МГИМО и в качестве ведущей организации – ФСБ. Разумеется, были соблюдены все процедуры размещения работы и автореферата для публичного ознакомления с её содержанием.

В течение последующих одиннадцати лет и до сегодняшнего дня я периодически заходил на сайты, которые торговали моей работой и авторефератом (разумеется, без моего согласия и какой-либо заинтересованности). Никто никогда не выдвигал мне каких-либо претензий, подобных выдвинутым А. Заякиным обвинением. С 1987 г. я писал свои статьи, курсовые, диплом, магистерскую диссертацию, иногда помогая и другим. Поэтому обвинение в том, что я сознательно взял чью-то работу не меняя на нескольких десятках листов даже предлогов, знаков пунктуации и окончаний, при этом будучи в состоянии элементарно их изменить, подставляя себя по профессиональной преподавательской деятельности, подставляя научного руководителя, диссертационный совет, ведущую организацию и оппонентов,  я рассматривал и рассматриваю как изначально абсурдное и клеветническое. Сейчас я намерен предпринять конкретные шаги, чтобы выяснить, имело ли место формально  моё заимствование из указанной А. Заякиным работы  (к сожалению, первоначально отсылаемого в Москву варианта у меня не сохранилось из-за поломки компьютера) и, если да, то каким образом, на каком этапе и по чьей вине оно появилось в работе. Поэтому поверхностное заключение по компьютерному анализу, выполненное конкретным человеком, по обстоятельствам дела не может являться достаточным основанием для обвинения меня в умышленном плагиате.

Что касается поведения А. Заякина на вебинаре, то считаю его направленным (в слепую вероятность в высчитанные социологами 0,038 % привлечения к работе внимания диссернета  я не верю) либо на отработку чьего-то заказа и сведением счетов (возможно, из-за того, что в 2015 г. я активизировал свои действия в судах против прокуратуры, администрации и самого судебного департамента), либо на организацию его собственной предвыборной компании под эгидой «ЯБЛОКО», запланированный им с 2015 года (даже «своих» бьёт). В таком случае, данная ситуация выступает для него лишь элементом пиара, демонстрирующим абсолютное безразличие причиняемому при этом репутационному ущербу партии в целом и мне лично.

В целом положительно оценивая работу Диссернета по выявлению «липовых» диссертаций лиц, чаще всего чиновников, не знакомых с темой исследования и спецификой написания научной работы, считаю, что люди, берущие на себя моральную и юридическую ответственность выдвигать обвинения в воровстве в научно образном виде, должны соблюдать максимальную корректность в предварительных оценках и демонстрировать собственную незапятнанность и непредвзятость. Для политиков и гражданских активистов, уличающих чиновников  «партии власти» с «липовыми» дипломами и диссертациями, действуют только критерии политической целесообразности, поэтому я поддерживаю требование С Митрохина лишить Хуснуллина научной степени за плагиат диссертации, и не считаю это применением «принципа двойных стандартов».

Информирую Вас, что при опубликовании данных вебинара где бы то ни было, и при отсутствии в ближайшее время публичных извинений А. Заякина в мягкой форме за обвинения в воровстве на сайте партии (со ссылкой на недорасследованность важных обстоятельств дела и оговоркой об неокончательности выводов, используемых обычно для подстраховки на сайте диссернета, в том числе помещённых под моей работой «никакая проведенная им экспертиза не может считаться окончательной. Экспертиза носит предположительный (вероятностный) характер и основана на имеющемся в наличии объеме информации, полученной исключительно из открытых источников. Эксперты готовы в любой момент возобновить исследования в случае обнаружения вновь открывшихся обстоятельств. Любая дополнительная информация, могущая повлиять на экспертизу, будет с благодарностью принята и проверена в кратчайшие сроки, а результаты такой дополнительной проверки (мнения экспертов Диссернета) будут немедленно обнародованы»)., я намерен обратиться за защитой своих нарушенных прав в суд и прокуратуру с приданием этому эпизоду максимальной огласки в соцсетях.

И, разумеется, я не намерен при отсутствии своей вины отказываться от ученой степени  или, тем более, от продолжения политической и общественной деятельности, осуществляемой мной с 1988 г.  в том числе путем участия в выборах, как бы этого кому-либо не хотелось.

09.06.16                                                                            В.А. Павлов